?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сделал тег Египет.

Очередное фото из архива "Огонька".

Фотограф Н.И.Драчинский в Египте, 1956 год:
1956 Фотограф Н.И.Драчинский в Египте.jpg

В 1956 году началась большая дружба между СССР и насеровским Египтом. В том же году случилась Суэцкая война. Наверное, это единственный крупный военно-геополитический конфликт после Второй Мировой, где СССР и США оказались по одну сторону баррикад против Англии и Франции.


"На рубеже двух континентов"

Николай Драчинский, журнал Огонек, 1956, №11


- Леди и джентльмены! Мы покидаем небо Африки. Под нами Средиземное море. Высота полета – четырнадцать тысяч футов. — Голос из репродуктора, скрытого за драпировками, трижды повторил это сообщение на английском, итальянском и французском языках.

Я посмотрел в окно. Только что взошедшее солнце светило откуда-то снизу. Справа еще виднелась желтоватая полоска африканской земли, она медленно таяла в голубой беспредельности моря и воздуха. Самолет британской авиационной корпорации совершал очередной рейс из Каира в Рим.

Мой сосед тоже взглянул в окно и тяжело вздохнул. Затем он вздохнул еще два раза, уже не глядя за борт. Мне показалось, что он с чем-то прощался. Сосед был англичанин, мы вместе проходили пограничный контроль, и он с удивлением посмотрел на мой паспорт в красной обложке. Ему явно хотелось поговорить и в то же время что-то его смущало. Наконец он спросил:

- Вам понравился Египет?

- О да! Это страна большого будущего.

- Будущего?! Какого будущего? Я закрыл свое дело в Порт-Саиде. Не вижу будущего. Вернее, хорошего будущего. В пятьдесят втором году в моей конторе египтяне разбили стекла. Имейте ввиду, что в то время на канале стояла стотысячная британская армия с танками и самолетами. Сейчас армия уходит. Могу ли я рассчитывать, что и в будущем я отделаюсь только выбитыми стеклами? Я тридцать семь лет прожил на Востоке лишь там, где есть солдаты и пулеметы. Раньше у руководства имперской политикой стояли сильные люди. Они обеспечивали хороший порядок. А теперь армия вынуждена уйти, потому я продал дело, американцам. С меня хватит Востока. Поживу на островах. Хочу выходить из дому без опасений.

- А в Египте вы опасались? — Он дипломатично промолчал. Затем продолжал: — Я знаю, вы-красные, вы на стороне египтян. Разговор наш на этом и кончился.

Всего несколько дней назад я побывал в зоне Суэцкого канала и сейчас вспомнились некоторые встречи.

Долой военные пакты

Однажды в Каире стало известно о намерении иорданского правительства Маджали (марионеточное правительство, получившее на время власть с помощью английского эмиссара, генерала Темплера) присоединиться к багдадскому пакту. Утром в холле гостиницы «Континенталь» меня встретил знаменитый французский журналист.

- Слышали новость? Студенты заняли иорданское посольство и никого туда не пускают.

- С какой целью?

- Они выражают протест против присоединения к пакту. Мы решили проверить это известие и пошли к телефону. Произошел следующий разговор:
— Иорданское посольство? Попросите, пожалуйста, пресс-атташе.
— Его здесь нет.
— Тогда советника.

- Его тоже нет.
— А кто же есть?

- Мы, студенты. Сейчас позову старшего. Старший сообщил, что в посольстве собрались все иорданские студенты, которые учатся в Каире. Они не уйдут до тех пор, пока правительство не изменит решения, против которого весь иорданский народ.

Мой французский коллега поспешил на телеграф, а я поехал на остров Замалек, где находится иорданское посольство, чтобы посмотреть, как это выглядит.

студенты

За оградой – сад, в саду красивый особняк на берегу Нила. У ворот большой наряд полиции с ружьями. Полицейские скучают. Одни индифферентно стоят, прислонившись к ограде, другие сидят на тротуаре, поставив ружья между коленками. — Можно войти? Полицейский безразлично пожал плечами. Я вошел. В саду и на лестницах особняка множество молодых людей. Они сидят группами на траве, на ступеньках. Возбужденные лица, энергичные жесты. Кое-кто уткнулся в книгу, очевидно, учебник. Я сделал снимок. Подошли несколько человек и стали, перебивая друг друга говорить, что они протестуют против решения правительства, что они будут бороться.

img025_d

Спустя три дня на улице Сулейман-паша у входа в здание департамента информации ко мне подошли три молодых араба.

- Вы у нас были в посольстве, помните? Мы – иорданские студенты и сейчас идем к генеральному директору департамента информации полковнику Хатыму сообщить о нашем новом решении, – сказал один из них — Мухаммед Катыб, студент факультета права Каирского университета. Он рассказал, что все иорданские студенты, которые учатся в Египте, Сирии и Ливане, решили через несколько дней собраться в Дамаске и оттуда двинуться походом на Амман – столицу Иордании.

- Вчера, — взволнованно говорил Мухаммед Катыб, — к нам добралась из Аммана через Дамаск наша студентка. Вы не представляете, что делается в стране. Поднялся народ, купцы закрыли лавки, в школах нет занятий, не прекращаются демонстрации протеста. Во главе колонн идут девушки. Против демонстрантов брошены войска Глабба (английский офицер, командовавший так называемым «арабским легионом») и полиции. Задача нашего похода – поддержать народ Иордании против империалистов.

Пожимая на прощание руку, он добавил:

- Мы будем бороться до конца!

Я больше ничего не слышал об этом походе. Но весь мир знает, что попытка империалистов втянуть Иорданию в багдадский пакт, который премьер-министр Египта Гамаль Абдер Насер назвал тюрьмой для народов, встретила решительный и мужественный отпор иорданцев.

Египетский документ

Под вечер мы покидали Исмаилию, направляясь в Порт-Саид. Не без труда выбравшись из узеньких, пыльных улочек города, мы попали в предместье, где живут служащие администрации Суэцкого канала. Сквозь густые кружева садов виднелись роскошные виллы и коттеджи с фонтанами и прудами. Здесь, на берегу озера Тимсах, находятся технические дирекции канала, главная диспетчерская и штабы английских воинских частей.

Проехав вдоль канала километра два по шоссе, ведущему в Порт-Саид, мы вынуждены были остановиться перед большим щитом. Надпись на трех языках извещала проезжих: «Дорога частная. Собственность компании Суэцкого канала». Путь преграждали железные бочки с песком, поставленные в несколько рядов, как солдаты. Лишь в середине был узкий извилистый проезд. Человек в штатском поднял руку, остановил машину и, поглядев на каирский номер автомобиля, справился кто мы и куда едем.

Я предъявил ему бумагу, выданную министерством национальной ориентации Египетской республики. Она была написана по-арабски и начиналась словами: «Всем, кого это касается…» Далее в ней предписывалось оказывать помощь в содействии.

- Очень сожалею, но я не могу вас пропустить.

- Почему?

- Здесь опасно ехать,- сказал чиновник, помешкав.

- Другие машины идут.

- Это наши машины. Я очень сожалею, но вам придется ехать по другой дороге, через пустыню.

Мы вернулись в Исмаилию и поехали через пустыню, делая изрядный крюк. На следующий день мы возвращались из Порт-Саида и снова поехали вдоль канала. Снова бочки с песком, надпись и будка. Из нее вышел рослый смуглолицый египтянин в форменной фуражке с вензелями компании канала. Посмотрев бумагу, он весело сказал:

- А, руси! Хотите кофе?

- Спасибо, но мы торопимся.

- Сейчас я выпишу вам пропуск.

- Имейте только ввиду, что джентльмен на противоположном конце дороги вчера не разрешил нам здесь проехать.

- Он был египтянин?

- Нет.

- Здесь Египет?

- Египет.

- Вы поедете вдоль канала.

И мы поехали вдоль канала.

парусники У Красного моря

Мы долго ехали по желтой пустыне. Вдруг впереди горизонт стал синим: это был Суэцкий канал. В нескольких километрах от Суэца на дороге застава: прямоугольные земляного цвета домики. На высокой мачте флаг египетской кавалерии.

- Последний раз, когда я здесь был в 1952 году, — сказал мне шофер Хусейн, — на этой мачте висел британский флаг. Из-за мешков с песком торчали пулеметы, египтян дальше не пропускали. Сейчас английские солдаты уже ушли отсюда.

Большинство египетских городов похожи друг на друга. Но Суэц обладает своеобразием портового города. Собственно, здесь было два порта: Порт-Ибрахим, где обычно разгружаются суда с аравийской нефтью и Порт-Тауфик, расположенный непосредственно у входа в канал.

Мы миновали бетонную автостраду, которая проложена по узкой отмели и соединяет город с Порт-Тауфиком. Машина остановилась в том месте, где берет начало Суэцкий канал. Он начинается незаметно: вокруг много воды – одна ее полоска с замощенными берегами и есть канал. Между желтой пустыней и фиолетовыми Синайскими горами лениво плескалось Красное море – самое соленое на земле. Вода зеленовато-синяя и название моря казалось нелепым.

Множество пароходов стояло на рейде, дожидаясь очереди войти в канал. Между ними сновали буксиры и лихтеры. Они подвозили к судам топливо, пресную воду и продовольствие. Белые паруса рыбачьих фелюг бесшумно скользили по заливу. Здесь много рыбы и особенно знамениты креветки. Один каирский знакомый, потчуя меня крупными красными креветками, похожими на большие раковые шейки, приговаривал: « Это — креветки с Красного моря. Самые лучшие в мире».

На другой стороне бухты у подножия Синайских гор курились трубы нефтеперегонных заводов. Их было три: маленький – египетский. Большой – английский и совсем новый, еще, кажется, достраиваемый — американский. Мой спутник указал на заводы: — Не правда ли, очень похоже на диаграмму египетской экономики?

сын рыбака

Был отлив. Море медленно опускалось на полтора метра, обнажив у берега скользкие мокрые камни. Подросток лет четырнадцати сидел на корточках у самой воды и пристально смотрел в море. Повыше, на камне устроился пожилой египтянин, он курил длинную трубку. Едва мы приблизились, мальчик сжался, метнул недобрый взгляд, потом вскочил и, отбежав подальше, снова уселся у воды.

- Оставьте его, джентльмены, — сухо сказал египтянин с трубкой. – У него европейцы убили родных — мать, отца и брата.

Старый египтянин кратко сообщил историю подростка. Семья жила в деревне Кафр Абду – предместье Суэца. В то время шла партизанская борьба в зоне канала. Вечером 2 декабря 1951 года в деревню ворвались английские солдаты и стали выгонять всех жителей из домов, объявив, что селение будет взорвано. Отец не хотел уходить и куда-то спрятался, очевидно, надеясь спасти кое-что из своего имущества. Через несколько часов деревня Кафр Абду взлетела на воздух. Отца мальчика больше не видели. Старший брат мальчика стал партизаном. Его нашли убитым спустя три недели. Два дня после разрушения Кафр Абду по улицам Суэца шли траурные процессии. Хоронили египтян, убитых во время вооруженного столкновения в городе. Мать и сын, лишившиеся крова, стояли на углу улицы и глядели на полицейских, когда вдруг застрекотали пулеметы английских броневиков. Женщина упала, сраженная насмерть. Ребенка приютили рыбаки. Вот и все.



Источник: http://chromfoto.ru/?s=%D0%94%D1%80%D0%B0%D1%87%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9#ixzz3VHVpV7K3

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
partisan_p
Mar. 24th, 2015 08:29 am (UTC)
\\ Я закрыл свое дело в Порт-Саиде. Не вижу будущего. Вернее, хорошего будущего. В пятьдесят втором году в моей конторе египтяне разбили стекла. Имейте ввиду, что в то время на канале стояла стотысячная британская армия с танками и самолетами. Сейчас армия уходит. Могу ли я рассчитывать, что и в будущем я отделаюсь только выбитыми стеклами? Я тридцать семь лет прожил на Востоке лишь там, где есть солдаты и пулеметы.

50 лет прошло и всё как по тексту. Сейчас европеец может там быть только в охраняемых туристических зонах, а за их пределами идёт вялотекущая война всех со всеми. И на будущем страны- фактически крест.
Michael Antonov
Mar. 24th, 2015 11:02 pm (UTC)
и не друг, и не враг
Хорошее было время!
Как на фронте - вроде бы знаешь, кто друг, а кто враг.
А сейчас? Кто и откуда нанесет удар?
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

visualhistory
visualhistory

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

free counters



История и современность

Locations of visitors to this page

История и современность
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner