visualhistory (visualhistory) wrote,
visualhistory
visualhistory

Categories:

Магаданско-колымские узкоколейки

Недавний пост с перевозкой паровоза в Атке вызвал дискуссию: это магаданская Атка или название почти необитаемого алеутского острова?

Я заинтересовался вопросом и оказалось, что с 1932 года в Магаданском крае было построено довольно много узкоколейных железных дорог. Есть даже куча Интернет-публикаций на эту тему.

Вот, например, статья об узкоколейной железной дороге на руднике Бутугычаг, со схемой и фотографиями.

Узкоколейка в женском урановом лагере "Вакханка". Протяженность 9-10 км, строили в 1940 году:


Или вот статья о строительстве магаданских узкоколеек.

ЦИТАТА:

Сегодня можно говорить о том, что несомненно важную роль в строительстве и развитии города Магадана сыграли небольшие, но, как оказалось, крайне необходимые узкоколейные железные дороги. Конечно, их было трудно строить в условиях вечной мерзлоты, ведь необходимый для этого опыт практически отсутствовал.

Однако первая "узкоколейка" уже появилась на колымской земле в 1932 году, и ее в основном проложили заключенные. Как отмечают архивные документы, это было сделано "для вывозки лесоматериалов с верховьев реки Магадан (позднее названной Магаданкой. - А. К.) общим протяжением семь километров".

Ветераны освоения Колымы дополняют эти данные. Один из них, Иван Григорьевич Угрюмов, к сожалению, уже умерший, рассказывал: "По левому берегу Магаданки росла лоза, а повыше был лес. Его валили для строек Магадана. Лес по склонам сопок спускали по желобам к железной дороге узкоколейке", а по ней на платформах везли к шоссе.

Паровоза не было, и в платформы запрягали лошадей. Паровоз появился в январе 1933 года и дал первый гудок. В то время я возил лес от "узкоколейки" в Магадан. Дорога была такая, что больше двух рейсов за день не сделаешь".



Вступивший в строй паровоз называли "Красный таежник". Естественно, он был эффективнее так называемого гужевого транспорта и быстрее вывозил древесину (в основном лиственницу) на строительство Магадана.

В фондах областного краеведческого музея сохранилась фотография "Красного таежника", а об объемах его работы говорила газета "Колымская правда", которая в информации о праздновании 1 Мая 1934 года сообщала, что на площади перед тогдашним двухэтажным деревянным зданием дирекции Дальстроя (оно стояло на месте нынешнего недостроенного высотного здания Дома Советов на нынешней площади имени Ленина. - А. К.) состоялся митинг, на котором присутствовало более 1500 магаданцев.

После его окончания все направились к узкоколейной железной дороге, где должны были встретить и помочь разгрузить "сорок вагонов строительного леса, погруженного в ударном порядке".

В последующем к данной "узкоколейке" добавилась еще одна, имевшая аналогичное назначение. Правда, они обе находились в ведении одной и той же организации - управления Магаданской комендатуры. Общая протяженность двух "узкоколеек" к началу 1939 года составляла 25 км: одна имела длину 16 км, а другая (вверх по реке Каменушке) - 9 км. В их распоряжении также насчитывалось несколько десятков единиц подвижного состава и несколько паровозов. С начала 1939 года обе "узкоколейки" перешли в ведение лесного отдела Дальстроя.

Дело в том, что теперь уже "в целях разгрузки автоперевозок и развития на Колыме сети железных дорог" руководство Дальстроя организовало управление по проектированию и строительству железных дорог - "Колымжелдорстрой". Вслед за этим шесть изыскательских партий новой организации вышли для работ на участок Магадан - Палатка. Все они занялись составлением планов прокладки более крупной узкоколейной железной дороги. В апреле 1940 года был назначен и начальник ее строительства - 31-летний С. П. Вырский.


Этот человек не был новичком в системе Дальстроя. В 1934 году С. П. Вырский стал инженером изыскательской партии Якутской экспедиции. Спустя год его назначили руководителем проектной группы железной дороги в районе Зырянки, а в 1939 году - заместителем начальника и начальником целого строительства в управлении Колымо-Индигирс-кого речного пароходства Главсевморпути.

На данной работе С. П. Вырский еще больше раскрылся как талантливый практик-проектировщик и изыскатель-руководитель. Вот после этого его и поставили во главе строительства железной дороги Магадан - Палатка.

Строительство это проходило в сложных условиях. Вот что газета "Советская Колыма" почти сразу написала: "Немало пришлось поработать изыскателям, чтобы решить проблему Магаданского узла и выхода линии в тайгу. Как уже сообщалось, существовало два варианта: продолжение действующей лесовозной ветки с преодолением перевала в истоках р. Магаданки, и второй - параллельный существующей автотрассе. Сейчас утвержден третий вариант, который значительно сокращает длину рельсового пути. Дорога в начале отклоняется от автотрассы и пересекает ее только на 18-м километре".

После такой постановки вопроса не приходилось удивляться, что даже запланированные сложности на самом "деле оказывались еще гораздо сложнее. В связи с этим все строительство железной дороги Магадан - Палатка разбили на две очереди.

С весны 1941 года, дополнительно к прокладывавшим ее заключённым, стали направлять горожан и комсомольцев. Многие из нихуже работали, когда началась Великая Отечественная война. Это ускорило строительство и уже 1 сентября 1941 года был введен во временную эксплуатацию участок железной дороги Магадан - 62-й километр.

В мае 1943 года С. П. Вырского переместили на должность начальника всей Магаданской железной дороги. Адрес его "резиденции" по тем временам писался как "Станция Уптар, 47 км". Но в этой должности С. П. Вырский проработал только до лета 1944 года. Обстоятельства сложились так, что к этому времени он потерял всех своих родных и близких, включая жену, мать и малолетнюю дочь.

Поэтому, когда летом 1944 года С. П. Выр-ского "запросила" Москва, то руководство Дальстроя было вынуждено подчиниться высокому начальству. Сергей Павлович покинул Колыму, но остался в ее истории. И если сейчас его имя, в общем-то, мало кому известно из северян, а полотна железной дороги, которую строил С. П. Вырский, практически не существует, то на карте Магадана остались улицы и переулки, названные в честь нее. На наш взгляд, это очень символично.

Александр Козлов
старший научный сотрудник лаборатории истории и археологии СВКНИИ ДВО РАН
Tags: Дальний Восток, Железные дороги, Магадан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments