December 14th, 2016

Языковые бои местного значения

Современный русский язык феноменален тем, что он (за исключением некоторых фонетических колебаний) практически везде одинаков на огромной территории от Калининграда до Камчатки. У других народов  (даже малых) такого нет: кругом диалектные зоны! В английском Йоркшире такие языковые отличия, что они выпускают свой собственный словарь "йоркширского языка". На юге Италии разговорный язык совсем другой, чем на севере. У норвежцев и греков вообще по два литературных языка. При китайцев с арабами и говорить не приходится.
Единообразный язык это, конечно, хорошо, но скучно. Ведь язык это способ не только коммуникации, но и самоидентификации, а также социальной стратификации.
Поэтому в России люди вынуждены выискивать малейшие зацепки, чтобы подчеркнуть свой "лингвистический статус".
Например, можно вспомнить, какое повышенное внимание уделяется немногочисленным питерским диалектизмам вроде "куры", "гречи", "шавермы", "парадной", "поребрика" и "булки" (в значении "белый хлеб").
А вот если нужно подчеркнуть свой "высокий культурный статус", то есть прекрасный шанс презрительно фыркнуть, услышав слово "кофе" в среднем роде. Хотя такой вариант вообще-то признан допустимым в орфографических справочниках ещё с советских времён, но "настоящий культурный человек" считает его употребление проявлением "вопиющего бескультурья речи", "деревенщины".
Есть категория людей-"почвенников", которая на дух не переносит употребление в речи модных англицизмов и вообще "излишних" иностранных заимствований.
Противоположная группа категорически не может обойтись без словечек "тренд", "дивайс", "гаджет" и т.п.
Ещё три-четыре года назад представители "несистемной оппозиции"  активно практиковали в соцсетях т.н. "олбанский язык", т.е. нарочито исковерканный русский (превэд, красавчег!). В их среде это считалось модным и стильным.
Сейчас по словам-"маркерам" можно безошибочно определить политическую и мировоззренческую ориентацию автора. Например, если в тесте встречается "товарисч", значит, пишет антикоммунист. По выражению "дидывоевалы" легко узнать русофоба.  Прилагательное "булкохрустный" используют антимонархисты и вообще противники "белой" России.
Антисоветчик никогда не напишет с большой буквы слово "Родина", коммунист слово "Государь", атеист слово "Бог".
Кстати, некоторые очень религиозные люди пишут "Б-г",  пытаясь таким образом не нарушать 3-ю заповедь: "Не произноси всуе имени Господа, Бога твоего".
А вот самые ревностные монархисты считают своим долгом писать по правилам старой русской орфографии, т.к. не признают реформы 1918 г.
Думаю, сами читатели смогут привести ещё немало подобных примеров.

Улицы мира в 1956 году: сравнительная историческая урбанистика

Наш проект 20 век в цвете был изначально задуман как сравнение "уличной жизни" различных стран на определённый год. Понятно, что такое сравнение в высшей степени условно, но всё же было интересно посмотреть, что из этого получится.
Ровно год назад мы сделали пилотную серию по 1955 году. Увы, дальше руки так и не дошли, но всё же попробуем продолжить.
Сегодня будет 1956 год, города мира ровно 60 лет назад.
Обращаем внимание на всё: количество и виды транспорта, дорожное покрытие и разметку, уличную инфраструктуру, внешнюю рекламу, озеленение.
Начнём с СССР.

Центр Москвы 1956 года на снимке С.О. Фридлянда:

1956 Teatralnii proezd, foto M. Ibrahmana I S. Fridljanda.jpg
КРУПНО

Это, безусловно, парадная витрина советской уличной жизни: новые монументальные дома, асфальтовое покрытие, изобилие автомобильного транспорта. Такой транспортный поток до в 1950-е  был только в Москве, на Невском и Крещатике — уже на порядок меньше машин, в других городах на улицах почти исключительно автобусы и троллейбусы или трамваи (там, где они были).
Модельный ряд легковушек крайне скудный и устаревший — почти сплошь "Победы", которые выпускают уже 10 лет. Изредка попадются "Москвичи-400" ещё довоенной немецкой конструкции. Зато здесь, как и повсеместно, видна фирменная черта советского уличного траффика — всегда в потоке хотя бы один "армейский" внедорожник, иногда сразу несколько. Из стран, кажется, только СССР (ну и МНР с КНДР) использовали военные внедорожники как повседневный гражданский транспорт (разумеется, государственный).


Collapse )