visualhistory (visualhistory) wrote,
visualhistory
visualhistory

Categories:

Кому принадлежит архитектурное наследие Кёнигсберга?

Какой самый старый университет на территории России? Думаете, МГУ? А вот и нет - Калининградский, наследник кёнигскбергской Альбертины, основанной ещё в середине 16 века. Хотя, с другой стороны, всё зависит от того, считать ли КГУ преемником Альбертины. Боюсь, что однозначно на этот вопрос невозможно ответить. Да, размещается в том же самом здании, правда, изуродованном до неузнаваемости при восстановлении "в упрощенных формах". Да, напротив стоит восстановленный памятник Канту - точная копия закопанного неизвестно где в годы войны. Но ведь культурно-исторической преемственности между этими двумя университетами никакой нет.



Этот пример замечательно иллюстрирует неразрешимость вопроса: является ли Калининград преемником Кёнигсберга или это совсем другой город, построенный на месте разрушенной до основания прусской цитадели?
На этот вопрос не могли однозначно ответить в советское время, не могут и сейчас. Если почитать советские источники, то можно там найти утверждение, что Калининград - это новый социалистический город, построенный чуть ли не с нуля. История Кёнигсберга была под негласным запретом, однако отмежевание от исторического прошлого города (места), а с ним и от архитектурного наследия, никогда не было последовательным. Советское отношение к архитектуре Кёнигсберга было очень противоречивым, многослойным, сочетанием стихийных тенденций. Официально ликвидация местного культурно-исторического наследия никогда не провозглашалась, хотя бы ради того, чтобы не давать почву антисоветским настроениям в союзной ГДР.  Фактический снос до основания всего средневекового центра Кёнигсберга носил утилитарный характер - все дома без крыш, да и коробки стен сильно повреждены, остается только разобрать на кирпич. Уцелевший памятники Бисмарку и Фридриху II долгое время не трогали, как и уцелевшие кирхи (например, Новую Альтштадтскую). Были даже попытки местных властей взять их под охрану. Однако потом как-то втихаря всё исчезало и сносилось. Говорят, что почти целую Новую Альтштадтскую кирху разобрали на кирпич в 1957 г. только потомку, что район иначе бы провалил план по заготовке стройматериала. Ничего личного. С другой стороны, была партия местных чиновников, которая открыта заявляла, что в городе надо стирать следы всего немецкого. В уцелевших районах со стен сдирали барельефы, заменяли островерхие черепичные крыши на плоские, квадратили готические стрельчатые окна, в общем, уродовали здания как могли, лишь бы они утратили немецкий облик. Апогеем и символическим, ритуальным актом перечеркивания немецкого наследия стал снос  Королевского замка, несмотря на протесты министерства культуры РСФСР и общественности.
Подчеркну, если в этом и была политика местных властей, то она носила ограниченный характер. Советское государство официально относилось с уважением к памяти Канта, Шиллера и вообще к великой немецкой культуре. Ещё в апреле 1945 г. на памятнике Шиллеру появилась надпись вроде "Не трогать! Это наш". Могила Канта спасла от сноса руины Кафедрального собора. Как бы там ни было, сносы уцелевших кёнигсбергских памятников архитектуры продолжались до 1976 г., когда была взорвана кирха Лютера, якобы за ветхостью.  Одновременно советские власти восстановили в 1970-е гг. ряд руинированных памятников - кирху Луизы (ставшую кукольным театром), кирху Св. Семейства (концертный зал), Биржу (ДК моряков), Штадтхалле (музей). Эти здания получили статус памятников архитектуры.
Таким образом, уже в советский период уцелевшие жалкие остатки  архитектуры Кёнигсберга были признаны частью нашего архитектурного наследия. Вроде бы на этом можно было считать вопрос закрытым.
Однако в 1990 г. в разгар Перестройки похороненный было Кёнигсберг стал выходить из небытия. Как раз в тот год я впервые посетил город на Преголе. Запретная ранее тема активно обсуждалась - по радио дискутировали возвращение старого названия (мол, лучше на эти деньги построить пятиэтажку), появились первые буклеты с видами старого города. Тогда я там ясно почувствовал то, что станет со временем очевидным для многих - можно стереть исторический город и его памятники с лица земли до последнего камня, но их образ уничтожить невозможно. Лишенные своей каменной плоти старинные замки, храмы и дома всё также незримо, "астрально", стоят на своих местах. Более того, материально, физически не существующий старый город может быть сильнее нового, жизнеспособней и в этом случае он рано или поздно возьмёт свой реванш.
Благодаря Интернету Кёнигсберг вернулся к нам в виде тысяч фотографий, на которых во всех ракурсах запечатлен едва ли не каждый уничтоженный дом. Сегодня в Сети снимков Кёнигсберга в несколько раз больше, чем исторических фото любого российского города, кроме Москвы и Петербурга.
Образ Кёнигсберга сегодня тиражируется бесконечно на разного рода сувенирах, картинах, в брендах. Все, наверное, слышали про коньяк Старый Кёнигсберг, водку, пиво Кёнигсберг, мебель марки Кёнигсберг. Вы можете представить себе, чтобы коньяк назвали "Калининград"? К сожалению (или без сожаления), это - антибренд.
Особая история - с Королевским замком, символом Кёнигсберга. Теперь, если судить по сувенирам и различной рекламной продукции - это главный архитектурный символ Калининграда. В каком ещё городе мира главным символом является физически не существующий памятник архитектуры? Все последние годы восстановление замка является, очевидно, главным предметом городских дискуссий?
Вот тут мы подходим к тому, с чего начали. Оказывается, вопрос о том, является ли архитектурное наследие Кёнисгберга теперь нашим национальным наследием, или это нечто чуждое и ненужное нам, вовсе не закрыт, а стоит теперь гораздо острее, чем в советское время.
Город и регион разделился на два лагеря: одни боятся, что вслед за восстановленным замком и возвращенным историческим названием непременно явятся старые хозяева и всё вернут себе, другие считают, что возрождение архитектурно-исторического наследия не только украсит город, но и сделает его привлекательным для туристов.
И этот раскол вышел за пределы региона и прошел через всю нашу страну, включая федеральные власти. У последних наблюдается явно раздвоение мозгов. С одной стороны - курс на интеграцию в Европу, партнерство с Германией. Празднование 750-летия города послужило хорошим фоном для встречи с немецким канцлером. С другой стороны, при подготовке юбилея из администрации президента пришло официальное письмо, что "для празднования 750-летия города нет исторических оснований" и надо сосредоточиться на подготовки 60-летнего юбилея Калининградской области. Вот так.
Поддержанное самим президентом восстановление замка отложено на неопределенное время, вроде как по причине экономического кризиса. Тем более туманными остаются перспективы воссоздания всего архитектурного ансамбля средневекового города в Альтштадте и на острове Кнайпхоф. Тем временем, пустующая территория исторического ядра начала активно застраиваться уродскими многоэтажками. Вопрос о возвращении городу исторического названия даже всерьез не ставится. А в области население растаскивает на кирпич последние остатки средневековых замков и храмов.
По факту получается, что современная Россия архитектурное наследие Кёнигсберга и всего региона считает не более своим, чем советское государство.
Кёнигсберг продолжает жить на старых фото.






Tags: agfacolor, Архитектурное наследие, Кёнигсберг, Разрушенные города
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments