visualhistory (visualhistory) wrote,
visualhistory
visualhistory

Categories:

Этнохоронимы

Русский  язык считается одним из самых трудных для изучения иностранцами, но есть в нём области, где и сами носители порой встречают большие затруднения. Речь идёт об этнохоронимах, т.е. названиях местных жителей. Мало того, что в русском языке существует сразу несколько типовых способов образования таких названий, так ещё и наличествует масса исключений, исторически сложившихся форм, о которых многие даже никогда не слышали. Вот лишь некоторые из них:

Всякий ли русский скажет навскидку, кто такие омчане, новоторы, рушане? И, наверное, лишь единицы смогут  правильно назвать в обратном порядке жителей всех соответствующих городов.
Положение усугубляется тем, что для многих городов названия жителей имеют альтернативные формы, каждая из которых имеет право на существование. Например, для Твери: тверичи, тверяки, тверитяне.
Чтобы как то разобраться с этим сложным лингвистическим хозяйством, в нашей стране издаются специальные академические словари. Например, в 2003 г. был издан словарь «Русские названия жителей: Словарь-справочник».
Только такие издания носят сугубо рекомендательный характер и порой предлагают довольно сомнительные подходы. Так, академики имеют склонность заменять "архаичные" формы-исключения более "современными". Например, предлагают называть жителей Архангельска "архангельцами" вместо исторически сложившегося "архангелогородцы".  Нечего и говорить, что подобная борьба  с "архаизмами" по-сути является обкрадыванием русского языка, вырезанием из него целого пласта исторической памяти. Конечно, для каких-то городов  сохранение традиционных самоназваний жителей не является вещью принципиальной и там старинные формы вымирают сами по себе. Но есть места, где люди гордятся своими древними именами. Например, жители Белозерска с гордостью говорят о себе: "мы белозеры", и в этом самоназвании слышится отзвук прежнего имени города - Белоозеро, под которым он вошёл в русскую историю с 862 года.
А теперь о том, кто такие омчане, новоторы, рушане, а также о других интересных случаях.

Омчане (или Амчане) – это жители Мценска (а вот жителей Омска – омичи).
Новоторы – правильное название жителей Торжка, который прежде назывался Новый Торг.  К сожалению, сейчас даже в самом Торжке правильное самоназвание можно услышать не часто, хотя у него есть и вполне практическое преимущество. Только от исторического "новотор" можно образовать женскую форму "новоторка". У неологизма "торжокец" женской формы не существует.
Этнохороним "новоторы" даже вошёл в пословицу, ныне совершенно забытую: "Воры новоторы, и осташи хороши, а свято то место, где тихвинца нет" (В.И. Даль. Пословицы русского народа).  Осташами, как можно догадаться, называют жителей Осташкова.

Также как и в случае с Торжком и Белозерском, этнохороним "архангелогордец" напоминает о прежнем названии города. Сначала он назывался Новохолмогоры, а в 1613 году был переименован в Архангельский город, по расположенному неподалеку древнему Михайло-Архангельскому монастырю. Жителей Архангельского города стали называть «архангелогородцами». Позднее город был переименован, а этнохороним – остался. Опять-таки, как и в случае с Торжком, историческое "архангелогородец" имеет женскую форму, а вот "архангелец" такой формы не имеет.

Рушанами называют жителей Старой Руссы, котлашанами – жителей Котласа, гусевчанами – жителей города Гусь-Хрустальный.

Жители Череповца исторически назывались черепанами, однако в последние десятилетия этот вариант почти вышел из употребления, уступив место череповчанам. Впрочем, нормативно это нигде не закреплено, поэтому историческое самоназвание остаётся не менее правильным.

Жители Ярославля – ярославцы (ярославец и ярославка). При этом вышеуказанный словарь приводит и другой вариант: ярославичи и ярославич, а вот научной формы «ярославна» - не существует, хотя именно так предпочитает именовать себя прекрасная половина населения города.
А вот для жительниц города Воронежа этнохоронима не существует, хотя наверняка кто-нибудь, да называет себя "воронежкой".

На муромских форумах можно увидеть довольно жаркие споры о том, как правильно называться местным жителям "муромлянами" или "муромцами". Многим нравится именно "муромец", которое ассоциируется с былинным героем. Но возникает всё та же проблема: а как быть с  женским родом? "Муромка" как-то не звучит.

Утверждается, что новосибирцы и новосибирки, несмотря на то, что именно эти термины указаны в академических словарях, не любят так называть себя, предпочитая вариант «житель Новосибирска».

Особую сложность у людей вызывает образование этнохоронимов для жителей городов со сложносоставными названиями. Как правило, в такие случаях используется лишь одно слово в названии города. Например, правильно говорить "тагильчане", а не "нижнетагильцы", жителей Набережных Челнов называют "челнинцами", а жителей Великого Устюга – устюжанами. Однако есть и обратные примеры: историческое "нижегородцы" или современное "старооскольцы" (чтобы не путать с новооскольцами).
Tags: Лингвистика, Топонимика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments